Ответы на вопросы о Chernobyl-TOUR
English version of the Chernobyl-TOUR site

Меню пользователя

Логин

Пароль



Забыл пароль?
Регистрация

Мы принимаем PayPal


О радиационной без/опасности поездок в Зону

 

Сначала в двух словах

  Знак радиационной опасности в ПрипятиЗнак радиационной опасности в Припяти

   Чернобыльская Зона обязана своим образованием радиационному загрязнению местности, прилегающей к Чернобыльской атомной электростанции. Несколько десятилетий тому назад ядерный реактор №4 взорвался. Основное количество разлетевшейся радиации осталось в пределах современной Чернобыльской Зоны.

   До настоящего времени в Зоне есть места со значительно повышенной и даже смертельно опасной радиацией. Длительное, беспечное пребывание на таких местах может привести к серьезным радиационным поражениям организма и даже, возможно, к лучевой болезни.

   Однако сейчас, благодаря усилиям по очистке Зоны и прошедшему времени (со временем радиация вследствие естественного распада уменьшается), повышенные уровни радиации есть только в непосредственной близости от АЭС, в основном по следам самых мощных западного и северного выбросов из реактора, и в некоторых местах территории самой АЭС. Уровни, способные привести к острой лучевой болезни (ОЛБ), остались только внутри чернобыльского Саркофага – огромного «Объекта «Укрытие»», хранящего за своими толстенными железобетонными стенами развороченный реактор. В таких местах могут находится только профессионалы при выполнении необходимых работ.

  Маршруты наших поездок проложены вне таких небезопасных мест. Только кратковременно пересекаем мы в автобусах западный и северный следы выбросов. Поэтому общая доза внешнего облучения, полученная за 10 часов пребывания в Зоне нашей обычной экскурсии, в несколько раз меньше, чем при трансатлантическом перелете. (В полетах на больших высотах источником облучения является не загрязнение, а космос.)

   Вероятность же проглотить или вдохнуть радиоактивную частичку за день-два поездки в Зону (при условии соблюдения маршрута и правил безопасности) крайне небольшая. Даже если это произойдет, вероятность того, что распад радиоактивного атома случится в организме (а излучение есть только и исключительно в момент такого распада) - исключительно низкая. Дело в том, что еще существующие сейчас в Зоне радиоактивные атомы биологически выводятся из тела в сотни и миллионы раз быстрее, чем физически распадаются. Но если же распад и облучение в теле все-таки произошло, в организме срабатывает система мощных биохимических защитных механизмов. Они работают в нашем теле постоянно, ведя массированный его ремонт от повседневных повреждений, в том числе и от той природной радиации, которая есть всегда и везде, и сопровождает нас с момента зачатия. Эти механизмы здорового организма ликвидируют единичную радиационную травму. Сочетание этих обстоятельств – при кратковременных посещениях Зоны, соблюдении предписанных маршрутов и правил радиационной безопасности – сводит риск негативных эффектов внутреннего облучения практически к нулю.

   До сих пор широко распространено заблуждение об опасности так называемого «радиоактивного иода» в современной Чернобыльской Зоне. Радиоактивный йод был опасен для щитовидной железы человека (если предварительно не был принят защитный препарат обычного иода) только в течение первых недель после аварии. Он практически полностью распался и исчез за три месяца. Сейчас, через 27 лет, нигде в зоне его точно нет.

   Тогда у многих возникает недоумение: «Если все действительно так хорошо, то зачем же тогда такие строгие официальные правила радиационной безопасности в Зоне?».

  На наш взгляд, некоторые из требований, вызванные наличием в Зоне повышенных уровней радиации, уже излишни: они или были актуальны много раньше, когда уровни радиации после аварии были высоки, или сохраняют актуальность сейчас для мест, для обычных посетителей зоны закрытых. Тем не менее, в наших поездках мы неукоснительно выполняем сами и требуем от всех участников выполнения этих официальных требований Администрации зоны. Во избежанье зла, как говорится.

За один день полноформатной экскурсии в Чернобыльскую зону вы получите дозу радиационного облучения примерно как за 1 час полёта в самолёте, что в 160 раз меньше, чем доза, полученная за одну флюорографию, и в 3600 раз меньше, чем за одно исследование компьютерной томографии всего тела!

 

А теперь с терминами и подробнее

  Проводник демонстрирует действие радиации на дозиметреПроводник демонстрирует действие радиации на дозиметре

    Эффект воздействия какого-то фактора на организм определяется величиной дозы этого воздействия. Понятный пример – механическое воздействие: по мере увеличения его дозы (количества передаваемой телу механической энергии) эффект изменяется от приятного поглаживания до полезного массажа – и дальше до синяков, переломов, множественных травм и летального (смертельного) финала. Массаж никто не запрещает: всем понятно, что разминание мышц руками – это одно, а выпадение с 10-го этажа – это другое. Но физически (т.е. с точки зрения науки физики) это одно и то же – передача механической энергии.

    С пониманием такого простого факта в отношении радиации есть большие проблемы. Что неудивительно: с механической энергией человечество знакомо десятки тысяч лет, с момента своего зарождения, а радиацию (более точно именуемую "ионизирующим излучением") открыли всего лишь сто лет назад. Поэтому нужны разъяснения насчет того, какие ее составляющие и в каких количествах опасны/безопасны. Конкретно: насколько опасна в смысле радиации одно/несколько-дневная поездка в Чернобыльскую зону сейчас, через два с лишним десятка лет после аварии?

    Во время такой поездки человек получает дополнительное радиационное воздействие. Это воздействие может производиться тремя типами ионизирующего излучения: альфа-, бета- и гамма.

    Доза гамма-излучения, получаемая за день обычной поездки в зону, равна дозе, полученной за два дня в Киеве (Харькове, Москве...), или дозе за несколько часов полета на современном аваилайнере (в самолете источником является излучение, называемое космическим; физически это все то же гамма-излучение, только другого происхождения). Если вы считаете, что два дня в Киеве (Харькове, Москве...) или два часа в самолете представляют радиационную опасность – не едьте в зону.

    Альфа- и бета-частицы задерживаются одеждой и кожей человека. Те небольшие количества этих частиц, которые могут сейчас прилететь по воздуху в зоне, вреда самой коже и подкожному слою нанести не могут. В этом принципиальное отличие зоны сейчас, через двадцать лет, от зоны сразу после взрыва реактора.

    Но что произойдет, когда пылинка с радионуклидом – то есть ядром радиоактивного атома, способным распасться и испустить альфа- или бета-частицу – попадет внутрь человека? Допустим, залетела сама в рот (есть в зоне запрещается!) и со слюной – в желудочно-кишечный тракт (ЖКТ)? Как это многим не покажется удивительным – скорей всего, ничего: "За небольшим исключением, радионуклиды извлекаются из желудочно-кишечного тракта в поток крови лишь в очень малой доле <от 4 до 10% общего количества смеси продуктов деления урана> " (Сивинцев Ю.В. Насколько опасно облучение: Радиация и человек. 2-е издание, перераб. и доп. Москва: ИздАТ, 1991. C. 52, 62.) То есть, скорей всего (вероятность 20-10 к 1), эта пылинка, этот радионуклид просто сутки пропутешествует по желудочно-кишечному тракту – и покинет его и человека навсегда. Вероятность того, что радионуклид распадется и испустит альфа или бета-частицу за эти сутки, также очень мала; например, при периоде полураспада в 30 лет (а именно эти радионуклиды сейчас актуальны в зоне) эту вероятность можно оценить величиной порядка одной десятитысячной, или 0,01% (1 день / (30 х 365) дней). Как видим, вероятности очень маленькие. Но не нулевые. К чему мы еще вернемся.

  Дозиметр радиации около Чернобыльской атомной электростанцииДозиметр радиации около Чернобыльской атомной электростанции

     Во-первых, не факт, что она вообще попадет в легкие: около 80% частиц размером больше тысячной доли миллиметра задерживается носоглоткой (источник тот же, стр. 52), и человек эту пыль или высморкает, или отплюнет, или она попадет со слюной в ЖКТ (о чем уже речь была). А в легкие она вообще не попадет.

    Если же она все-таки носоглотку прошла, то это еще не значит, что она до легкого дошла: частицы прилипают к стенкам ближних крупных воздухоподводящих путей-«трубок» – трахеи и бронхов (причем чем крупнее=опаснее частица, тем быстрее она прилипает). Трахея, крупные, мелкие и средние бронхи и бронхиолы – это не просто гладкие трубы, по которым движется воздух. Их внутренняя поверхность выстлана микроскопическими ворсинками-ресничками. Эти ворсинки-реснички слаженно поднимаются – и опускаются: вверх-вниз, вверх-вниз... И гонят таким образом по своей поверхности волну: из глубины легких – наружу. И на гребне этой волны, перебрасывая с ворсинки на ворсинку, – выносят прочь из легких все постороннее. И за 30-40 часов удаляют из легких непотребную пылевую нечисть. (Этот элегантный, постоянно работающий механизм самоочистки называется эпителиальная эскалация.)

    Маловероятно, но возможно, что «горячая» радиоактивная частица все-таки закрепилась где-то в глубине легкого (или на стенке ЖКТ; или радионуклид отнесло током крови куда-то в организм) – и альфа- или бета-излучение повредило клетку. Всё, fini letalis? Ничего подобного: включаются другие мощные и изощренные механизмы защиты организма – уже на клеточном уровне. Первая линия такой защиты – ремонтная: организм распознает дефект в клетке и чинит его, делает клетку снова здоровой, нормальной (он, кстати, интенсивно и постоянно, каждый миг нашей жизни, где б мы ни были, этим занимается). Если по каким-то причинам отремонтировать клетку не удается – есть еще одна линия борьбы за здоровье, которую можно назвать «санитарной»: неисправимо-дефектную клетку организм ликвидирует – убивает и удаляет...

    Не надо забывать, что и в обычной жизни человек подвергается действию альфа- и бета-излучения – от естественной радиации, которая есть всегда и везде. Поэтому то небольшое дополнительное количество альфа- и бета-воздействий, которое он может получить в посещаемых местах зоны, практически никакой разницы не играет. А если вы все же, как выражаются преферансисты, "закладываетесь" на такие исчезающе-малые риски – то уж будьте тогда последовательны: не переходите дорог, не ездите автомобилями, не ешьте еды из покупных продуктов, не купайтесь в речке и в море... Это куда более реальные опасности, чем те, которые могут быть связаны с радиацией при кратковременном посещении Чернобыльской зоны.

  Группа туристов чернобыльской зоны около ЧАЭС на экскурсииГруппа туристов чернобыльской зоны около ЧАЭС на экскурсии

   То, что сказано выше, можно долго и нудно уточнять и детализировать. Но факт остается фактом: организм человека способен без всякого ущерба выдерживать куда большие дозы радиации, чем те, которые светят посетителю зоны за день-два. Более того, экспериментально надежно установлено (для растений давно, для лабораторных мышей сравнительно недавно), что ионизирующая радиация в диапазоне низких доз и мощностей (уровней радиации) воздействует на живые организмы БЛАГОПРИЯТНО. Радиационный гормезис – благоприятное действие ионизирующей радиации при низких уровнях облучения – признан Научным комитетом по действию атомной радиации при ООН как общебиологическое явление в специальном докладе (документ A/AC 82/R 542, 1994 г.).

    Для человека гормезис экспериментально не зафиксирован: специально облучать людей нельзя, и достоверно зафиксировать эффект от малых доз радиации тоже не получается, потому что человек каждый день подвергается тысячам разных малых воздействий, и установить, какое именно из них отвечает за улучшение или ухудшение его здоровья, практически невозможно. (Этим, кстати, объясняются "выводы" многих исследований и статистик, когда малым дозам радиации приписали действия других, куда более важных для здоровья факторов, которые в исследовании никак не контролировали, например питания, вредности и наличия работы, зарплаты, и пр.)

    В заключение нужно сказать, что, во-первых, тема радиации и Чернобыля до сих пор сильно заполитизирована, за каждой точкой зрения стоят колоссальные политические и экономические интересы. И с той и с другой стороны есть заказные, тенденциозные исследования, эту ситуацию подогревают СМИ, – и этот ор вокруг темы не дает обычному человеку разобраться в вопросе и сделать для себя простые практические выводы. Например, ехать или не ехать в интереснейшее место планеты – Чернобыль.

    Во-вторых, более двух десятилетий такой социально-нездоровой обстановки сформировали у некоторых людей болезненные реакции на сами слова "радиация" и "Чернобыль". Надеюсь, это краткое популярное и системное изложение одного из аспектов проблемы им поможет.

 

 © 2009 Сергей Мирный

Обсудить на форуме >>>